Сёмин рассказал правду о работе со Смородской. Эксклюзивные выдержки из книги – 1xSport
Сёмин рассказал правду о работе со Смородской. Эксклюзивные выдержки из книги

Сёмин рассказал правду о работе со Смородской. Эксклюзивные выдержки из книги

Ольга Смородская и Юрий Сёмин

Работа Ольги Смородской в «Локомотиве» – один из самых ярких (и спорных) периодов российского футбола. Подробности своих взаимоотношений с экс-президентом клуба главный тренер Юрий Сёмин рассказал в одной из глав новой книги «Локомотив». Возвращение на пьедестал». Неоправдавшиеся надежды на сотрудничество, конфликты по игрокам и кадровым решениям, переживания о судьбе клуба. Публикует эксклюзивные отрывки воспоминаний Сёмина.

***

Работая в других клубах, я постоянно следил за «Локомотивом», старался смотреть его матчи, интересовался внутренней жизнью, не имея никакой возможности влиять на нее. Знал, что болельщики по-прежнему несут на матчи баннеры, напоминая о моих заслугах в становлении клуба, которые у них нередко отбирают. Переживал за них, за свое детище и, конечно, был рад, когда руководство РЖД наконец по достоинству оценило президентство Ольги Смородской, сместив ее с должности.

После всего произошедшего в «Локомотиве» за время правления (июль 2010 — август 2016 года) «железнодорожной леди», для ее репутации было бы, наверное, лучше, чтобы о ней, хотя бы на время, забыли. Но как только «Локомотив» в третий раз стал обладателем чемпионского золота, она вдруг объявилась, без всякого стеснения утверждая, что в успехе команды есть и ее заслуга. И журналисты стали постоянно задавать мне один и тот же вопрос: как я отношусь к вкладу Смородской в новый титул своей команды. Поэтому приходится уделить ей место в своем повествовании, хотя, честно говоря, желания особого нет. Но сама дала повод. Ее правление стало черным периодом в истории «Локомотива», потерянным временем для развития клуба.

Игорь Денисов, Юрий Сёмин и Маринато Гилерме Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Я не имел предубеждений по отношению к назначенному в июле 2010 года президенту клуба. Хотя после совместной работы с такими профессионалами, как Валерий Филатов и Игорь Суркис, для которых футбольный клуб был делом жизни, предполагал, что с новым человеком в «Локомотиве» могут возникнуть сложности. Надеялся все же, что здравый смысл, обоюдное стремление к турнирным высотам «Локо» возобладают над возможными разногласиями.

Для фанатов «Локо» Сёмин – святой. И останется таким, даже вылетев в ФНЛ!
Почему в Черкизово до сих пор нет памятника Юрию Палычу?

Мы были знакомы, я знал прежнюю спортивную и деловую биографию нового президента: женщина так женщина, надеялся, что сработаемся, поймем друг друга, и разделение сфер деятельности станет, как в любом нормальном клубе: президент занимается решением организационных, хозяйственных и финансовых вопросов, главный тренер — непосредственно футболом, командой с естественными периодическими сообщениями о положении дел президенту.

Но по первым же шагам нового президента складывалось впечатление, что она намерена прежде всего избавиться от авторитетного в футбольной среде и у болельщиков тренера, установить в клубе единоличное правление. Она гордилась тем, что в свое время уволила из хоккейного ЦСКА легендарного Виктора Тихонова. От ответа на вопрос, стало ли клубу от этого лучше, пошли ли его достижения в гору, она дипломатично уходила. Новички, с помощью которых я рассчитывал выдать очередной результат, лишь усиливали бы позиции тренера в клубе. И президент наложила вето на приобретение хотя бы одного форварда, заявляя при этом: «Юрий Павлович в кредитах доверия не нуждается, у него карт-бланш на покупку игроков, на продажу».

Ольга Смородская Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Президент сразу попыталась «глубоко войти в курс работы» с командой, с игроками, параллельно проводя кадровую революцию, избавляясь от «людей Семина», хотя декларировала, что никаких увольнений с ее приходом не последует. Но не были продлены контракты с давно и успешно работавшими в «Локомотиве» руководителем селекционной группы, прекрасным специалистом по этой части Виктором Тищенко, тренером вратарей Александром Ракитским, опытнейшими профессионалами своего дела массажистами Александром Гасовым и Владимиром Ткаченко, который был еще и первоклассным мануальщиком, целым рядом других работников клуба, стадиона. Позднее вынужден был покинуть клуб и один из лучших спортивных врачей Александр Ярдошвили.

Мне Смородская чуть ли не с порога объявила: «Разбор игры будем делать сразу после её окончания в моём кабинете». Подумал — шутит.

Всё это делалось под лозунгом оптимизации расходов клуба. Хотя на самом деле штат футбольного клуба рос как на дрожжах. Президент устроила в коммерческий департамент свою младшую дочь Людмилу, а зять Кирилл Котов стал руководителем департамента селекции, а затем и спортивным директором клуба.

«Локомотив» живой ещё!» Сёмин торжествует и… негодует
После дерби оба тренера засвидетельствовали движение вперёд – каждый у своей команды.

***

Жозе Коусейру и Ян Дюрица Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Недолго проработали в штабе назначенного ею португальского тренера Жозе Коусейру и Владимир Маминов с Олегом Пашининым, можно сказать, иконы «Локомотива», уже проявившие свои способности в тренерской профессии. Да и сам Коусейру, подтягивавший к основному составу способную молодежь, не продержался в команде и года. Быстро завершилась локомотивская карьера преемника Коусейру хорвата Славена Билича, которого тут же пригласили в английскую Премьер-лигу, Леонида Кучука, Миодрага Божовича. Об уровне селекции клуба после увольнения Тищенко, о компетентности президента и ее зятя в вопросах комплектования говорит хотя бы история с приобретением за 5 миллионов евро у сплитского «Хайдука» боснийца Сенияда Ибричича, которого президент представила как входящего в десятку лучших полузащитников Европы. Но за два сезона в «Локомотиве» Ибричич не сумел даже пробиться в основной состав, если и играл, то главным образом на заменах. Вскоре его арендовал турецкий «Газиантепспор», но ненадолго. Он находил пристанище в турецких клубах рангом все ниже и ниже, переехал в Иран, а сейчас играет где-то в Словении.

Президент вдруг отменила согласованную с игроками схему премирования, из-за чего у нас случилось серьёзное выяснение отношений.

Вопиющая история случилась с приобретенным тоже за немалые деньги у турецкого «Бешикташа» полузащитником Мануэлом Фернандешем, ни с того ни с сего отправленным во вторую команду после достаточно успешного дебюта в основном составе. Этот прекрасный футболист заслуживает особого разговора, и я к нему ещё вернусь. Не менее странные коллизии происходили и с испанским хавбеком Альберто Сапатером, купленным у лиссабонского «Спортинга». Завершилось все через Палату по разрешению споров досрочным расторжением контракта и выплатой футболисту денежной компенсации. То есть опять деньги на ветер. Анекдотичный случай об обязательном по настоянию президента введении гречки в рацион футболистов облетел, кажется, все СМИ. Мне она чуть ли не с порога объявила: «Разбор игры будем делать сразу после ее окончания в моем кабинете». Подумал — шутит. Оказалось, все серьезно. Пришлось ответить: «Первое: нужно время, чтобы все успокоились, улеглись страсти, эмоции, тренеры проанализировали ход матча, ознакомившись со статистикой действий каждого футболиста. Второе: я, как главный тренер, сам делаю разбор игры команды, а потом готов ответить на ваши вопросы». С этого момента и начались наши профессиональные расхождения. Мне после многих лет работы с руководителями — профессионалами своего дела Валерием Филатовым, Игорем Суркисом, да и Николаем Наумовым, с новым президентом стало просто невмоготу.

«Болельщики «Локомотива», всё должно быть в порядке»
Сёмин восхищён Фернандешем и объясняет причины неудачного старта.

Я был против того, чтобы она присутствовала на наших тренировках. Зачем? На поле она все равно не выйдет, тренировочный процесс — не ее забота, она в нем ничего не понимает. Возникало немало вопросов, по которым мне приходилось твердо отстаивать свою профессиональную позицию. В Лозанне, например, перед матчем Лиги Европы президент вдруг взялась давать тактическую, как она полагала, установку на матч: «В атаке надо играть пошире, а в защите поуже». Смех и грех. Конечно, я не мог не реагировать на ее подобные выходки.

***

Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

В следующем чемпионате России мы стартовали неудачно. Команде остро требовался сильный, забивной форвард. Когда же новоявленные селекционеры не смогли найти никого подходящего, я попросил купить Артема Милевского, которого хорошо знал по киевскому «Динамо». Но с подачи президента получил решительный отказ совета директоров.

В «Локомотиве» существовала устная договоренность: если клуб продает футболистов, то на вырученные деньги приобретает игрока атаки. Кроме киевлянина Милевского рассматривались Угу Алмейда, которого «Бешикташ» потом купил у «Вердера», Графите и Жо — его можно было взять в аренду. Но никого из этих форвардов болельщики «Локомотива» не увидели. Бюджет клуба был солидный, но я старался свести трансферный баланс к нулю, а еще лучше сделать его положительным. Сам я никого не продавал и не покупал. Но при мне клуб затратил на приобретения примерно столько же, сколько выручил на продаже. У меня не было претензий к Кузьмину, но за Олега в Казани дали деньги, а пришедший на его позицию Шишкин достался клубу бесплатно. Мы отпустили Дуймовича и Одемвингие, поскольку была идея взамен взять одного очень нужного команде игрока. Но не получилось. Плюс еще трансфер Билялетдинова, хотя я и возражал против него. Лишних денег мы не потратили. А главное, все приобретенные футболисты заиграли в основном составе, и, если бы не серьезная травма Вагнера, «Локомотив» получил бы первоклассного, а главное, перспективного диспетчера. Тот же Майкон в конце сезона стоил уже значительно дороже, чем на момент приобретения. Значит, направление селекционной работы в клубе было правильным, а люди, занимавшиеся комплектованием, Виктор Тищенко, Хаким Фузайлов, Валерий Маслов, вполне квалифицированными.

Постоянно возникали проблемы с составом. Вдруг я узнаю, что Игнатьев, которого ждал на тренировке, перешел в другую команду.

Псевдоэкономия выходила «Локомотиву» боком, что понимали даже болельщики, вывесившие в Черкизове перед ответным матчем с «Лозанной» баннер: «В первом дивизионе можно еще 40 миллионов сэкономить». Не имея впереди футболиста, который постоянно держал бы в напряжении оборону соперников, мы поменяли тактическую схему. На наигрывание новой требовалось время, чреватое, естественно, потерями очков, которых иной раз можно было избежать.

***

Матч со «Спартаком» долгое время был под вопросом — в Подмосковье горели леса, и столицу накрыл жуткий смог. Для подготовки я собрался вывезти команду в Белоруссию, подальше от нездоровой атмосферы, но президент сочла сборы вне Баковки нецелесообразными. Мы уступили красно-белым — 2:3. В атаке у нас игроков не хватало даже количественно, а тут еще встал вопрос о продаже в английский «Вест Бромвич» Питера Одемвингие, утратившего мотивацию в «Локомотиве». Я просил повременить с продажей до игр Лиги Европы с «Лозанной», но российского нигерийца продали как раз перед встречей со «Спартаком». Психологический груз, отсутствие в составе нападающих привели к тому, что «Локомотив» впервые в своей истории не дожил до осени в еврокубках. Перед матчами с «Лозанной» президент вдруг устроила никому не нужное собрание команды, приняла решение оштрафовать за опоздание на собрание Алиева, отпущенного мною на прием к стоматологу. Понятно, что я не мог спокойно относиться к происходившему. Постоянно возникали проблемы с составом. Вдруг я узнаю, что Игнатьев, которого ждал на тренировке, перешел в другую команду. Про ситуацию с Одемвингие я уже рассказал.

Сёмину скучно в чемпионате России. Ему нужна Лига чемпионов
Тренеру «Локомотива» интересно только в Европе.

***

Президент вдруг отменила ранее принятую в «Локомотиве», утвержденную прежним руководством, согласованную с игроками схему премирования, из-за чего у нас случилось серьезное выяснение отношений. Мне неприятно было выслушивать дилетантские указания, и я стал ее избегать. Не могу работать, когда мне каждый день присылают из клуба какую-то записку: вот вы сделали не то, поступили не так. Вначале собирался подробно отвечать на эти письма, а потом стал отделываться двумя словами: этого не делал, того не знаю. На том переписка и закончилась. Решения руководства часто шли во вред делу. Постепенно мы наладили игру, выправили положение и 11 матчей на финише чемпионата прошли без поражений. «Локомотив» набирал хороший ход, были предпосылки для успешного выступления в новом сезоне. Но президент, считая себя непререкаемым футбольным авторитетом, воспользовалась непопаданием команды в тройку сильнейших и решила избавиться от строптивого тренера. Она считала, что я с командой «обособился» от клуба, что отрицательно влияет на ее результаты. Я готов был представлять президенту свое видение прошедших и предстоящих матчей, состояние команды и каждого игрока, но ей, вникавшей во всякие мелочи клубной работы, которыми обычно занимаются рядовые сотрудники, хотелось верховодить и в коллективе игроков вопреки неписаным футбольным законам. Мне, да, думаю, и любому настоящему профессионалу, трудно находить общий язык с человеком, пытающимся руководить в тех сферах деятельности, где он полный дилетант. Футболисты видели, что творится в клубе, и я благодарен им за понимание ситуации. Они старались не обращать внимания на выходки президента, объединившись вокруг футбола. Их профессионализм, стремление достичь максимальных результатов и позволило нам наладить командные действия и успешно финишировать в сезоне-2010. Заняв 5-е место, отстав всего на очко от «Спартака», «Локомотив» вновь завоевал право выступать в Лиге Европы.

***

Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Два года моей работы стали для клуба самыми успешными из последних четырех. Мы начали весной с 11-го места и закончили пятым. Это хороший результат. Но президент упорно искала повод, чтобы избавиться от меня. При этом мы с ней не ссорились, я старался быть максимально деликатным и в то же время твердым в отстаивании своих позиций. Но трения в клубе давно стали достоянием прессы, и не раз и не два мне приходилось сглаживать углы, отвечая на острые вопросы. В конце концов в одном из интервью я, как мне кажется, прояснил суть дела: «Везде пишут, что у Семина конфликт с Ольгой Юрьевной. У меня нет конфликта с Ольгой Юрьевной: у нее есть конфликт с футболом». Пресса и активные болельщики в той ситуации в подавляющем большинстве были на моей стороне, на президента обрушился жесткий прессинг СМИ и трибун. Но железная-железнодорожная леди продолжала гнуть свою линию. Болельщики, которые и так настороженно приняли Ольгу Юрьевну, начали устраивать ей обструкцию. На трибунах черкизовского стадиона, даже на домах в его окрестностях появлялись баннеры, распространялись листовки, в Интернете развернулась кампания в мою поддержку. Дело дошло даже до петиции в адрес руководства РЖД с требованием увольнения президента клуба.

Надо работать с болельщиками, общаться с ними — не только проводить открытые тренировки, но и руководителям выходить к ним. Причём не на «Мазерати» подъезжать, демонстрируя своё финансовое превосходство, а общаться на равных.

Но она продолжала свою кипучую деятельность. Быстро уволенного ею же приглашенного тренера Юрия Красножана на считаные матчи сменил одна из легенд «Локомотива» Владимир Маминов. А потом пошла тренерская чехарда — португалец Жозе Коусейру, хорват Славен Билич, белорус Леонид Кучук, черногорец Миодраг Божович, бывший защитник «Локомотива» Игорь Черевченко. Но даже с Кучуком, принесшим «Локо» в годы президентства Смородской единственный раз медали — бронзовые в сезоне-2013/14, она рассорилась так, что дело дошло до суда. Для создания — именно создания, поскольку над этим специально работали и я, и Филатов, и многие в клубе — у «Локомотива» большой армии болельщиков понадобился не один год. Людям импонировала политика клуба, при прежних президентах им уделялось много внимания, и аудитория стадиона в Черкизове росла год от года. Была она в основном молодежной, а значит, активной, появлялись интересные баннеры, собственные, оригинальные кричалки, и руководство клуба приветствовало творчество новых почитателей «Локо», делало все, чтобы их становилось еще больше. Смородская, не встретив при своем появлении в клубе горячей поддержки трибун, не то чтобы отгородилась от болельщиков, но и наладить контакт с ними не пыталась. А когда все-таки решилась, оказалось поздно, да и повела она себя так, что только добавила отрицательных эмоций в свой адрес.

10 главных вещей, которые произошли с «Локомотивом» за межсезонье
Много хороших новостей для болельщиков.

И в неудачах команды локомотивская публика стала винить только ее, что, конечно, не может не раздражать, не злить человека, тем более считающего себя кругом правым. Взаимопонимание между клубом и его болельщиками было разрушено. Порой доходило до прямой вражды. На трибунах постоянно присутствовали баннеры, требующие увольнения президента клуба. Дошло до того, что трибуны начали аплодировать соперникам, забивавшим голы в ворота «Локомотива», а успехи своей команды воспринимали сдержанно. В конце концов у президента сдали нервы. Отсюда и появился список 118 болельщиков, которым был закрыт вход на трибуны стадиона. А в 2013 году президент приняла решение не продавать билеты на фанатскую трибуну на двух последних матчах сезона. Надо работать с болельщиками, общаться с ними — не только проводить открытые тренировки, но и руководителям выходить к ним. Причем не на «Мазерати» подъезжать, демонстрируя свое финансовое превосходство, а общаться на равных, вести с ними нормальный человеческий диалог, чувствовать их настрой, их переживания. Конечно, работая в те годы в других клубах, я сильно переживал за «Локомотив», видя, понимая, что наше с Филатовым кровное, то, что мы с огромным трудом создавали годами, разрушается. Болельщики тоже все прекрасно видели и ощущали свое бессилие в этой искусственно созданной не идущей на пользу делу ситуации. Сколько бы они ни протестовали против самоуправства президента, никто на это не обращал внимания. Даже наоборот: в руководстве РЖД она оставалась на хорошем счету, несмотря на неудачи возглавляемого ею клуба, на постоянную ротацию тренеров и «щедрое» расходование самого крупного за все годы клубного бюджета. И болельщики проголосовали ногами — к концу срока правления Смородской средняя посещаемость матчей на черкизовском стадионе, которая усилиями предыдущих администраций клуба достигала 15 с лишним тысяч человек, снизилась более чем в полтора раза.

***

Юрий Сёмин Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

В прессе уже разгорелась дискуссия, вызванная слухами о моем расставании с «Локомотивом». Как ни странно, в самой команде не было паники, истерики. Обычно после сильных психологических ударов команда валится, в «Локомотиве» получилось наоборот. Появилось единство, а болельщики стали еще сильнее поддерживать нас. И в матче с ЦСКА «Локомотив» прервал безвыигрышную серию победой — 1:0. Накануне матча с «Зенитом» президент клуба известила болельщиков сообщением: «Прежнего кредита доверия тренеру нет». Матч мы проиграли — 0:3. Негатива накопилось много, и он вылился в результат.Тем временем состоялось заседание совета директоров «Локомотива», на повестке дня которого стоял вопрос о смене тренера. И хотя его участники оставили меня в должности, стало ясно, что разлука не за горами. Работали мы вместе недолго. По окончании сезона 2010 года, по итогам которого «Локомотив», заняв 5-е место, получил путевку в Лигу Европы, выполнив тем самым задачу-минимум, президент представила совету директоров клуба наше выступление как неудовлетворительное, заявила, что тренер не добился той игры и того результата, которых от него ждали. Мой контракт с «Локомотивом» действовал еще год. Но я сообщил председателю совета директоров клуба Вадиму Морозову, что не вижу перспектив совместной работы с нынешним президентом, попросил об отставке. И совет ее принял. Мне было и смешно, и грустно. Я перестал контактировать с руководителем клуба, понимая, что она делает все, чтобы «Локомотив» не выполнил задач на сезон, чтобы получить повод меня уволить. Задачу мы в итоге выполнили, но все равно выход из ситуации для меня был только один: надо уходить.

Предзаказ книги «Юрий Семин. «Локомотив». Возвращение на пьедестал».

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *